Участие специалиста в производстве процессуальных действий

Предыдущая891011121314151617181920212223Следующая

Традиционным видом процессуального использования специальных знаний специалиста является его привлечение при производстве процессуальных действий для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств (ст.ст. 58, 74, 80)[77], оказания помощи следователю при общении с некоторыми категориями лиц (несовершеннолетними, не знающими языка и др.

Применительно к следственным действиям, привлечение специалиста к которым является обязательным, очевидно, предполагается, что без специалиста следователь не сможет максимально эффективно провести следственное действие, достичь его целей (например, осмотреть труп в месте его обнаружения, понять лицо, не владеющее русским языком, или получить достоверные сведения от малолетнего), или своими действиями нанести вред другим участникам следственного действия (например, при допросе малолетнего потерпевшего или свидетеля возможно нанесение им психологической травмы).

В первую очередь, специалист приглашается для участия в следственном действии с целью оказания следователю (дознавателю) или суду различного рода научно-технической помощи. Это может быть техническая помощь в подготовке следственного действия (например, реконструкция обстановки происшествия при следственном эксперименте), поиск и обнаружение невидимых или слабовидимых следов, иных доказательств, применение различных научно-технических средств, изготовление слепков, оттисков, иных приложений к протоколу, получении образцов для сравнительного исследования и др. Результаты участия специалиста в производстве по делу (в отличие от результатов экспертизы) не имеют самостоятельного доказательственного значения, а выступают как составная часть совокупной деятельности всех участников данного следственного действия. Специалист при выполнении данной функции не обладает процессуальной самостоятельностью, он лишь помощник следователя. Он заменяет следователя в силу не процессуальной, а научно-технической некомпетентности последнего. Поэтому там, где следователь сам достаточно компетентен, он может обойтись без специалиста.

Специалист, участвующий в производстве следственного действия, может задавать вопросы его участникам (например, допрашиваемому лицу). Такие вопросы могут касаться только тех обстоятельств, выяснение которых требует соответствующих специальных знаний, входящих в его компетенцию, и могут задаваться лишь с разрешения органа или лица, проводящего данное следственное действие.

В УПК названы определенные специалисты - судебный медик, врач, психолог, педагог, переводчик. В остальных случаях следователь сам определяет, какой специалист необходим для содействия в проведении следственного действия.



Часто специалист привлекается для помощи следователю в получении образцов для сравнительного исследования. У живого лица могут отбираться отпечатки пальцев, кровь, подногтевое содержимое, образы голоса и речи, запаха, почерка и др. Специалист определяет их количество и качество, выясняет условия, значимые для последующего исследования, при которых должны быть изъяты образцы; непосредственно участвует в их получении; проводит предварительное исследование полученных образцов; осуществляет их упаковку; помогает квалифицированно зафиксировать в протоколе следственных действия порядок отбора образцов; консультирует следователя по вопросам, связанным с формулированием задания эксперту. Сам отбор образцов во многих случаях требует специальных навыков владения определенными приемами и методами. Так, получение образцов крови, слюны и других выделений человека должно осуществляться специалистом в области судебной медицины. На практике специалист, изъяв такие образцы, сам их упаковывает в соответствии с определенными требованиями и сообщает следователю, в каких условиях они должны храниться до проведения исследования.

Участвуя в отборе образцов, специалист может проверить, отобразились ли в них свойства и признаки тех проверяемых объектов, которые являются вещественными доказательствами и подлежат экспертному исследованию.

Нередко специалист привлекается для оказания не технической, а иной помощи следователю – психологической, информационной и др. Так, рекомендуется участие при допросе специалиста в той области, в которой является специалистом допрашиваемый, если он допрашивается в связи со своими специальными знаниями. Например, участие специалиста в области гинекологии и акушерства при допросе врача гинеколога-акушера, подозреваемого в причинении роженице смерти по неосторожности в результате ненадлежащего выполнения своих профессиональных обязанностей, существенно затруднит для такого лица дачу следователю (не специалисту в медицине) ложных показаний), поможет следователю получить от допрашиваемого сведения, существенные для расследования дела.

Иногда высказывается мнение, что такая деятельность специалиста, т.е. участие в следственных действиях, вообще не имеет никакого доказательственного значения, поскольку не порождает отдельного самостоятельного источника доказательств, а является частью совокупной деятельности субъектов. Л.В. Лазарева возражает такому мнению, считает, что выявленные специалистом в ходе осмотра места происшествия следы, изготовленные им модели (слепки, схемы, оттиски и др.), результаты использования технических средств при фиксации следственного действия (видеозапись, звукозапись), безусловно, имеют доказательственное значение, причем нередко весьма существенное: в последствии эти объекты могу признаваться вещественными доказательствами, направляться на экспертизы[78]. На наш взгляд правильнее говорить о том, что данные следы и др. получены следователем в ходе соответствующего следственного действия с помощью специалиста, а не специалистом самостоятельно.

Ю.К. Орлов называет два условия использования специальных познаний в рамках следственных действий: «во-первых, то, что речь идет о выявлении наглядно воспринимаемых признаков объектов, во-вторых, то, что процесс выявления и его результат имеют общедоступный для восприятия характер»[79].

Специалист при участии в следственных действиях не проводит никаких исследований материальных объектов, а если и проводит, то они относятся к непроцессуальной деятельности. При этом надо иметь ввиду, что осмотр, даже самый простой и поверхностный, - это уже исследовательская деятельность. Исследовать – это и есть осмотреть с целью выяснения чего-либо. Основное отличие таких элементарных исследований от деятельности эксперта заключается в том, что результатом могут быть только наглядно воспринимаемые факты, имеющие общедоступный характер и понятные всем участникам следственного действия, в т.ч. понятым[80].

Специалист в этих случаях ограничивается, как правило, осмотром представленных ему объектов – предметов, веществ и документов, а специальные познания использует лишь для формирования суждения о признаках объектов. К числу подобного рода вопросов, разрешаемых с причинением специальных знаний, но не требующих никакого исследования, могут быть отнесены, например, вопросы о конструктивных особенностях какого-то типа оружия или марки автомобиля, о температуре плавления вещества, правильности наложения пломбы на запорное устройство вагона и т.д. Полного и всестороннего исследования специалист при участии в следственных действиях проводить не должен.

Проводимые специалистами в ходе осмотра места происшествия предварительные исследования объектов позволяют судить о механизме преступления, способе его совершения и сокрытия, орудиях, которыми мог воспользоваться преступник, о непосредственном контакте преступника с предметами вещной обстановки места происшествия и дают другую информацию, имеющую розыскное значение. Такие предположения и информация, полученная при осмотре места происшествия, нигде не фиксируются, доказательственного значения не имеют, могут сообщаться следователю для сведения.

По смыслу закона к специалистам относятся привлекаемые к допросу несовершеннолетних педагог (ч. 1 ст. 191, ч. 1-3 , 7 ст. 280, ч. 3-6 ст. 425), а также психолог. Поэтому педагог и психолог обладают всеми теми же правами и несут те же обязанности, что предоставлены и налагаются на специалиста.

Цель приглашения этих лиц состоит в том, чтобы они содействовали в определении соответствия показаний допрашиваемых их возрасту, особенностям умственного развития. Целью может быть и создание при участии педагога или психолога психологического контакта с допрашиваемым.

Педагог и психолог способен методически грамотно подготовить подростка к предстоящей процедуре допроса, которая, безусловно, является малоприятной, а иногда и травмирующей его еще не сформировавшуюся психику, сконцентрировать внимание на событиях, о которых будут расспрашивать, убедить в необходимости говорить правду.

Высказывается мнение, что участие педагога необходимо и при избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетнего, так как, используя знания психологии вообще и психологии конкретного подростка, нарушившего уголовный закон, педагог может ходатайствовать о применении такой меры пресечения, как личное поручительство

Присутствующий на допросе специалист-психолог может выполнять роль наблюдателя за допрашиваемым и помогать следователю оценить достоверность его показаний.

В таких случаях специалист-психолог может консультировать (непроцессуально) следователя после допроса по этим вопросам. Возможно и непроцессульное привлечение психолога для оценки показаний: в ходе допроса психолог негласно (например, через стекло) наблюдает за допрашиваемым, психологу можно дать изучить видеосъемку допроса.

Кроме того, специалист может дать заключение либо может быть допрошен об обстоятельствах, требующих специальных познаний, а также для разъяснения его мнения в соответствии с УПК (ст. 80 УПК).


9036927606408521.html
9036976441105346.html
    PR.RU™