в паблике https://vk.com/books_by_doll 6 страница

Предыдущая12345678910111213141516Следующая

– Осторожно. – Чужой голос эхом повторился над моим ухом.

Я пошатнулась. Чьи-то руки схватили меня за плечи, не позволив мне упасть. Увлёкшись своими мыслями, я не заметила, как подошла к ступенькам, ведущим к зданию почты, и споткнулась.

– Что Вы себе позволяете? – требовательно спросила я, когда подняла голову и увидела незнакомое мужское лицо, обрамлённое разноцветными дредами. Какой бы год ни был, всегда будут парни, похожие на плохо одетых девушек. И этот один из них. Его металлические серьги в форме звёздочек и розовая толстовка окончательно выбили меня из колеи. – Уберите. От меня. Свои руки.

– Я всего лишь не дал Вам упасть, – оправдался парень и с недоумевающим видом пошёл прочь, несколько раз обернувшись в мою сторону, при этом бросая на меня виноватый взгляд.

Может, он действительно не из тех парней, которые при удобном случае трогают девушек, но любой, кто касается меня хоть пальцем, автоматически попадает в этот список!

Не желая и дальше портить себе настроение, я поднялась по мраморным ступенькам, и открывающиеся двери встретили меня с распростертыми объятиями. Не такой мне запомнилась почта. Раньше, когда бабушка просила меня заплатить за коммунальные услуги, я по часу стояла в очереди, а то и больше, особенно если какой-нибудь старушке придётся уступить своё место. Иногда мне становится себя жалко, когда я перечитываю старые дневники. Я и слова против сказать не могла, лишь бы не ввязываться в спор. Я молча соглашалась с тем, что мои одноклассники уходили домой, а мне приходилось дежурить в классе с такой же дурочкой, как я. В любой очереди я всегда надеялась на удачу, но это было раньше. Сейчас на почте более цивильно. Здание изнутри похоже на корпорацию, какую часто показывают в фантастических фильмах. Серебристые стены, зеркальные потолки, стеклянные перегородки между диспетчерами и сотрудниками, электронные доски вместо бумажных объявлений и порядковые талоны вместо криков: «Кто здесь крайний?». Может, мне повезло, но людей сегодня мало, и почти все они ждут свои посылки, а мне нужно в отдел отправки. Для этого я взяла талончик в автомате. Ждать не пришлось, меня сразу вызвали к окошку.

Девушка за стеклом предложила мне сесть в пластиковое кресло в форме тарелки. Я не мешкая согласилась, иначе отказ был бы показателем дурного тона.

– Ваше удостоверение личности, пожалуйста, – попросила девушка.

Её внешность не соответствует моим воспоминаниям о сотрудниках почты. Раньше здесь работали женщины средних лет в простой одежде, а эта девушка далека от сложившегося портрета сотрудника. Её белокурые волосы не собраны в тугой пучок, а распущены и волнами струятся по плечам. На ней серебряная блузка, как и на всех других сотрудниках, под тон стенам, как будто работники являются элементом декора.



Я протянула девушке свой паспорт. Она посмотрела на мою фотографию, потом на меня, потом снова на фотографию и заулыбалась.

– Вы так молодо выглядите, – сказала она.

– Это старая фотография. – Мой ответ девушку явно не устроил.

– Я не о фото. Я имела в виду, что для тридцати одного года у Вас прекрасная кожа и фигура.

– Походы в салон красоты дают отличные результаты, как оказалось, – сказала я, переведя тему в шутку. Вообще-то эта леди вместо того, чтобы подсчитывать мой возраст, должна предоставить мне услугу.

– Не подскажите название? – совершенно искренне спросила девушка.

По ней видно, что на свою внешность она тратит всё своё свободное время и, кажется, больше ни о чём другом и не думает. Типичная блондинка, хоть я и не сторонница стереотипов.

– Я спешу. Может, перейдём к делу? Вы ещё слишком молода для операций, – сказала я, но эти слова ничуть не обидели девушку. Даже наоборот, она ещё шире заулыбалась и стала поправлять причёску. Я закатила глаза, но от радости она этого не заметила.

– Конечно. Чем могу помочь?

– Мне нужно отправить посылку в другой город, только я не знаю точного адреса. Это возможно? – спросила я и протянула девушке маленький запечатанный коробок. Никто не должен увидеть, что там лежит. Это будет наш с Брендоном секрет. Как раньше. Он удивится, когда получит именное кольцо, которое он мне однажды подарил. Помолвочное кольцо я естественно не приняла.

– Это уже давно не является проблемой, – ответила девушка. Давненько я не пользовалась услугами почты. На самом деле я знаю адрес, но надеюсь, что он сменился, и я его не узнаю. – Назовите имя и фамилию адресата. Я найду адрес в системе.

– Брендон Хайд. Город Коннект.

Не прошло и минуты, как девушка, довольная собой, сказала, что нашла адрес Брендона. Он оказался единственным жителем Коннекта с таким именем и фамилией.

– Желаете знать место его проживания и род деятельности? Вы, наверное, давно не виделись… – сказала девушка. Любопытство тоже входит в пакет почтовых услуг?

– Нет, спасибо, – ответила я. Мой сомнительный тон не убедил девушку, и я повторила, что не хочу ничего знать. Я не вправе лезть в личную жизнь человека, который всячески пытался меня забыть, хоть мне бы и хотелось узнать о нём побольше.

– Тогда заполните анкету, где нужно вписать Ваше имя, обратный адрес и сообщение для получателя посылки, – сказала девушка, удивившись, что я не настолько любопытна, как она полагала (по себе, как говорится, людей не судят). Если бы мне нужно было связаться с Брендоном, я бы воспользовалась интернетом.

– Пожалуй, сообщение ни к чему, – твёрдо сказала я. – Этот человек предупреждён о посылке.

Да и что я ему напишу? «Брендон, прими это кольцо в знак моей дружбы, передай его своей дочери и береги малышку!» Что за чушь? Или написать, как сожалею о том, что не пригласила его на чашку кофе вчера? Прошли всего сутки с момента нашей встречи, а такое ощущение, что целая вечность. Нет, я не стану прикреплять письмо. Мы не дети. Он поймёт, что я хотела ему сказать. Он всегда понимал меня без слов.

– Хорошо, – согласилась девушка и сама подписала конверт, затем вернула мне паспорт и дала чек. – Распишитесь здесь и здесь. Завтра адресат получит посылку.

Я расписалась на чеке, оплатила сумму, указанную в нём, и поблагодарила девушку.

– Удачного дня, – сказала она и отвлеклась на следующего клиента.

Я кивнула и вышла из здания, от которого рябит в глазах и болит сердце. Представляю лицо Брендона, когда он получит свой подарок обратно… В очередной раз я думала лишь о своём спокойствии, но я должна была вернуть то, что мне никогда не принадлежало. Его кольцо и чувства.

***

У меня возникло желание бежать. Не помню, когда я в последний раз занималась спортом, но бег доставил мне невыносимое удовольствие. Я побежала по центральной аллее, обгоняя спешащих прохожих. Им есть куда спешить, поэтому они экономят своё время, а я бегу, чтобы разогнать сердце. Пусть оно выпрыгнет из груди, чтобы в этот момент я почувствовала себя по-настоящему живой. Я бегу, волоча за собой сумку, словно девчонка, опаздывающая на урок. Я никогда никуда не опаздывала, но хочу представить это чувство. Чувство важности, необходимости и причастности. Я бегу, сбавляя темп, вспомнив, как мы с Брендоном заводили интеллектуальные беседы и были счастливы, даря друг другу своё внимание. Мы редко дурачились и разбавляли диалоги весельем. Брендон всегда был серьёзен, и меня устраивало это, но я ничуть не жалею, что оборвала все нити, связывающие меня с ним. Так будет лучше для него. Для меня. Я бегу, чтобы забыть о боли в груди, но она только нарастает и сбивает с ног.

Я останавливаюсь на перекрёстке и пытаюсь сориентироваться, где нахожусь. Строение улиц осталось прежним, поэтому мне не составляет труда найти ближайший гипермаркет, в который я собираюсь зайти. Мне срочно нужно в уборную. Пот ручьём бежит по лицу, и я опускаю голову, чтобы никто не видел моих раскрасневшихся щёк. Я пробежалась всего около ста метров и быстро устала. Раньше такого не случалось. Я не робот. Мне даже нравится ощущать боль в животе и ногах. Приятно быть живой.

Войдя в «комнату для девочек», первым делом я посмотрела на себя в зеркало, чтобы поправить выбившиеся пряди волос. Насчёт красных щёк я ошибалась. Моё лицо бледное, как у вампира, и это не совпадает с моим внутренним состоянием. Кажется, я горю изнутри. Опёршись ладонями о раковину, я рассмотрела лицо на более близком расстоянии. От этого оно румяней не стало. Немного отдышавшись от волнения и пробежки, я ополоснула щёки водой, вымыла руки и вышла из уборной. Отмечу, что современные туалеты не издают неприятный запах, даже наоборот, здесь пахнет ягодами, но я не изменяю себе и продолжаю быть брезгливой, поэтому надолго здесь не задерживаюсь.

Ненавижу шопинг, но мне нужно запастись едой и бытовой химией. В посёлке, где я собираюсь жить (своим домом снова я пока назвать его не могу), есть магазины, но там меньше выбора, и каждый день их посещают мои соседи, с которыми я не хочу лишний раз пересекаться. В юности я мечтала о дне, когда у меня появится парень, который будет встречать меня из магазина и забирать неподъёмные пакеты. Я бы не отказалась от робота-помощника, но сейчас у меня нет работы, чтобы без удара на накопленный бюджет его приобрести. Тем более я потеряла к машинам интерес в то время, когда пыталась найти с ними общий язык. Мне просто необходим мужчина, который будет подвозить меня, куда я попрошу, и носить тяжёлые сумки. Это прозвучит эгоистично, но у меня уже был Брендон. Он делал всё, что бы я ни попросила. Именно поэтому сейчас чувствую себя обязанной и виноватой перед ним. Вдобавок ко всему он меня любил. Или мне казалось, что любил…

У меня внезапно закружилась голова, но это не должно стать преградой между мной и ещё не купленными продуктами. Я миновала поток людей, спешащих по магазинам торгового центра, и направилась в супермаркет, взяв корзинку. Решётчатые корзины на колёсиках заменены на так называемую тачку. В её основе лежит простой самокат, только пользоваться ею нужно задом наперёд. Нужно встать на площадку для ног и взяться за руль, который предназначен для управления тачкой. На нём всего четыре кнопки: влево, вправо, вперёд и стоп. Неудобность этой усовершенствованной корзины состоит в том, что людям невысокого роста необходимо каждый раз спускаться с площадки, чтобы взять тот или иной продукт и положить его в контейнер большой вместимости, находящийся впереди руля. Плюс ко всему тачка создаёт ещё большую толпу, нежели раньше, зато старушки прекрасно справляются с управлением, и им не нужно ходить пешком по нескончаемому гипермаркету. Помимо этого новшества при входе можно взять обычную корзинку с ручкой, и я выбрала именно её, потому что меня некому встречать из магазина…

Я, наверное, похожа на робота, запрограммированного ходить по магазинам за покупками. Хватаю с полок продукты, бросаю в корзину и никогда не задерживаюсь, чего не скажешь об остальных девушках. Все как одна по нескольку минут читают состав, проверяют срок годности, рассматривают обёртку, нюхают… Я тоже такой была. Много лет назад, когда мне не надоедало есть одни и те же блюда, пить одинаковые напитки, готовить полезную еду. Сейчас я тоже полуфабрикатами не питаюсь, которые, кстати, уже не пользуются популярностью. Зачем ими травиться, если изобрели комбайн, в функции которого входит даже разделывание курицы. Ни одна мультиварка не сравнится с ним. Хоть у меня её и никогда не было, я знаю, что в неё, в отличие от современного комбайна, нельзя было закинуть нечищеные овощи, чтобы, к примеру, сварить борщ. Техника идёт в ногу со временем, учитывая интересы, как продвинутых юзеров, так и ленивых домохозяек.

Подойдя к кассе, я заметила, что моя корзинка набита до краёв. Три пакета мне обеспечено. Передо мной стоят парень с девушкой и мило беседуют друг с другом, пока считывающая полоса сканирует их покупки. Не думала, что новая покупательская система добралась и до Миража. Даже здесь не могу чувствовать себя в своей тарелке. Особенно, когда кассирша глазеет на тебя от нечего делать! Зачем вообще оставили эту должность, если машина сама просканирует товары?

– Спасибо за покупку, ждём вас снова, – не переставая улыбаться, сказала кассирша влюблённой паре. Вот зачем нужна эта должность! Иначе без этой фразы мой день будет унылым. – Добрый день. Запаковать Ваши покупки или пожелаете сделать это самостоятельно?

Она ещё и выбор мне предоставила. Какая прелесть. Я предварительно выложила все продукты на считывающую полосу (она всё такая же чёрная, как и раньше), чтобы металлическая клешня (выглядит ужасающе, ещё бы кожей обтянули) просканировала каждый предмет.

– Спасибо, как-нибудь сама, – ответила я, и улыбка на мгновение исчезла со смазливого лица молоденькой кассирши. Небось порадовалась, что ей не придётся делать это вместо меня. До чего же все обленились!

Раньше я хорошо ладила с роботами, и этот навык мне пригодился. Мы с клешнёй отлично сработались вместе. Она «пробивает» товар, при этом компьютерный голос называет его цену, после чего я забираю его со считывающей полосы и кладу в пакет. Во-первых, человек должен заниматься физической работой, а во-вторых, занимаясь фасовкой, я избежала несколько минут ничегонеделания. Жаль, кассирша всё ещё не поняла, что я не тот покупатель, которому нужно улыбаться. Я всё ещё не понимаю, что она здесь делает, если компьютер даже назвал сумму моей покупки.

– Будете расплачиваться карточкой или наличными? – спросила кассирша, тем самым ответив на мой немой вопрос.

Я молча протянула ей банковскую карту, чем окончательно стёрла улыбку кассирши. Неужели она привыкла, что люди должны улыбаться ей в ответ? Получив карточку обратно, я взяла пакеты и направилась к выходу. Сексуальной мою походку не назовёшь, если ходьбу на полусогнутых от тяжести ногах вообще можно назвать походкой…

Одурманенная свежим воздухом, я стала терять сознание. Такого никогда не случалось прежде, и я не знаю, как себя вести. В глазах стало темнеть, в висках застучало, лицо снова покрылось испаринами, голова закружилась, ноги подкосились, пакеты выскочили из ослабленных рук. Я поняла, что упала, когда вместо лиц прохожих я стала видеть их ноги, а вместо зданий – холодные ступени.

– Ева... Ева! – позвал мужской голос.

Иногда у меня возникает желание взять пистолет и застрелить первого человека, который обратится ко мне по имени…

Парень понял, что я не откликнусь и подбежал ко мне. Я потёрла виски и открыла зажмуренные глаза. Я упала в паре метров от спуска по лестнице. Вроде не ушиблась. Последний раз разбивала коленки в детстве.

Одной рукой я закрыла глаза, а другой показала парню, что хочу ещё посидеть. Спустя несколько минут он помог мне встать, и я чудом снова не упала. Никогда раньше не находилась в предобморочном состоянии. Не хватало ещё, чтобы кто-нибудь вызвал «скорую». Парень избежал лишних проблем. Когда моё зрение постепенно вернулось, взгляд сфокусировался на изумрудных глазах, которые я недавно видела, но не обратила внимания на их необычный оттенок и радостный блеск.

– С Вами всё в порядке? – Типичных вопросов не избежать.

– А что, не видно? – ответила я вопросом на вопрос, даже не пытаясь скрыть своё раздражение. Я отдёрнула его руку с плеча и всем своим видом дала понять, что ко мне не стоит приближаться.

– Вы могли бы быть повежливее с человеком, который только что собрал все Ваши покупки, – сказал парень с улыбкой на лице. Как же меня тошнит от этой кривой линии в виде изогнутых губ! Все вокруг улыбаются, как идиоты, ещё и без причины.

– Забыл сказать, что спас мне жизнь, и я должна быть благодарна за это! – Я вспылила то ли из-за плохого самочувствия, толи из-за того, что этот парень увидел меня в таком состоянии. Чтобы отвлечься, я стала взглядом искать свои пакеты. Их и правда нет, но хорошо, что при падении сумочка осталась висеть у меня на плече.

– Даже не собирался, – обиделся парень. – Пакеты уже в багажнике. Позволите довезти Вас до дома?

Я хотела воспротивиться, но раз уж мой багаж загружен в машину, то сэкономлю деньги на такси. Я кивнула, и парень открыл мне переднюю дверь белой машины. Я хотела сесть назад, но он сказал, что там занято. Мне показалось, что он снова смеётся надо мной, но спорить не стала и села вперёд. Какие-то несколько километров разделяют меня с домом, поэтому я смогу потерпеть присутствие этого навязчивого молодого человека, который ещё утром гулял со своей собакой у себя во дворе.

– Может, заедем в аптеку? – предложил он, когда выехал на дорогу.

Что я там куплю? Таблетки от обморока? Сообразив, что сказал глупость, парень добавил, что имел в виду лекарство, нормализующее давление. Никогда их не принимала и не собираюсь.

– Ты следил за мной? – спросила я, проигнорировав его вопрос.

– Когда мы успели перейти на «ты»? – спросил он, искоса поглядывая в мою сторону.

– Я старше и имею право называть тебя, как угодно. Не переводи тему.

Я демонстративно отвернулась к боковому окну, чтобы полюбоваться современной архитектурой города. Я часто смотрела фотографии в интернете, поэтому знаю, что особо ничего не изменилось. Длинные улицы, несколько парков и фонтанов. Главной достопримечательностью города является большая каменная фигура девушки, сидящей на облаке, которую мы только что проехали. В детстве я любила смотреть на песочные часы в руках девушки, светящиеся ночью, и воображать, почему время для неё остановилось. Мне казалось, что когда-то девушка была настоящей, а злая ведьма превратила её в камень. Моя любимая версия звучит иначе: девушка спустилась на облаке с небес, чтобы напомнить людям о ценности времени. С таким же успехом я могу сесть рядом с ней и рассказывать прохожим свою печальную историю...

– Нет, я приехал в город по делам, – ответил парень. Я уже и забыла о его присутствии.

– Утром не было похоже, что ты собираешься куда-то, и ты даже не переоделся в соответствии с «делами». – Я не подумала, что этого говорить не следовало.

– Я… Постой, это ты следишь за мной! – ответил парень, после чего засмеялся.

Впервые за последнее время чужой смех ласкает мне слух. Я быстро отогнала эти мысли прочь и попыталась выкрутиться из неловкой ситуации.

– Снова перевёл тему. Я первая задала вопрос.

– Нет, я не следил за тобой. Имею же я право выехать в город так же, как и ты. Если я встретил тебя здесь, это ещё ничего не значит…

– Зачем ты оправдываешься? – спросила я, довольная тем, что поставила парня в неловкое положение.

Он молчал несколько секунд, поражённый моим вопросом, и мне показалось, что сейчас он высадит меня из машины. Было бы обидно добираться домой пешком, находясь от него всего на полпути.

– Ты спросила, а я ответил. Я не оправдываюсь. – Интонация парня немного изменилась, и голос сейчас звучит уже не так радостно, как в первые минуты нашего общения.

– Снова оправдываешься, когда говоришь, что не оправдываешься.

– Кажется, сейчас у тебя должна болеть голова, а не у меня! – не выдержал он и прибавил скорость. Если бы я умела водить машину, уже давно бы выхватила у вспыльчивого парня руль.

– Смерти моей хочешь? – спросила я, посмотрев на него впервые за всю поездку.

Он выглядит напряжённым, судя по побелевшим костяшкам пальцев, которые крепко вцепились в руль, но лицо не выражает никаких эмоций. Его прямой нос, пушистые ресницы, обрамляющие веки, густые брови и губы в форме перевёрнутого сердечка образуют эффектный профиль, какому позавидовала бы любая девушка. Он заметил, что я разглядываю его, и немного расслабился. Мне стало неловко, и я снова перевела взгляд в другую сторону.

– Что за глупость? – спросил он, и я не поняла, что он имеет в виду: мою смерть или разглядывание его лица.

– То, что ты не умеешь водить машину, считаешь глупостью?

– Ты о чём? – непонимающе спросил он.

– Разве нужно объяснять, что ты обгоняешь машины и не следишь за дорогой?

– Мы долго будем общаться с помощью вопросов? – спросил он, очевидно забавляясь ситуацией.

– До тех пор, пока ты не объяснишь, каким образом очутился возле меня пару минут назад!

– Хорошо, – согласился он и сбавил скорость. Решил провести со мной больше времени или испугался, что с такой, как я, легко можно попасть в аварию? – Мой пёс поранил лапу сегодня утром. Ты, кажется, видела, как я с ним гулял. Случайно? Или наблюдала с балкона в бинокль?

– Тот милый ретривер? – Я проигнорировала его вопрос, поскольку меня волнует только здоровье невинного существа. – Что ты с ним сделал?

– Можешь успокоиться? Он лежит на заднем сидении, слушает наш бред и желает поскорей выйти из машины, чтобы не быть свидетелем диалога двух сумасшедших!

Этому парню повезло, что я переключила своё внимание на дремлющую собаку.

– Как его зовут? – спросила я, поглаживая пса по гладкой длинной шёрстке. Мне пришлось отстегнуть ремень безопасности, чтобы наклониться к нему, и автоматизированная система стала мне приказывать вернуться в исходное положение.

– Джонни, – ответил парень. Я почувствовала, как он сверлит мою спину взглядом. Пусть заткнёт свой компьютер, я не отвернусь от ретривера.

– Депп?

– Ты только одного Джонни знаешь? – спросил он и, словно прочитав мои мысли, отключил электронный голос, требующий возвращения моего тела в нормальную позу.

– Мне достаточно знать одного, чтобы вечно им гордиться, – ответила я. Тепло заструилось по венам от мысли о великолепном актёре и от маленького сердечка, бьющегося под моей ладонью.

– Так ты его знаешь? – Этот парень шутит или издевается?

– Его все знают! – ответила я в надежде, что он наконец от меня отстанет.

– Я просто подумал… Ты снималась в кино и, быть может, знакома с ним лично, – предположил он.

В его словах есть доля правды. Если бы я продолжила сниматься в кино, то бы ходила по различным фестивалям, хотя даже там редко можно было встретить мистера Деппа. Он не был частым гостем подобных мероприятий, и это одна из причин, по которой я всегда считала Джонни настоящим профессионалом. С него можно смело брать пример. Он полностью отдаётся работе и перевоплощается для роли.

– Это в прошлом. К сожалению, я не успела воспользоваться подобной привилегией.

– Ты меня не помнишь? – спросил парень, и я вздрогнула от его нежного тембра голоса.

Испугавшись вопроса, я глубже зарыла руку в шерсти собаки. Джонни открыл глаза, и мы встретились с ним взглядом. Он совершенно не против, что я вторглась в его личное пространство. Перебинтованная лапка больше не дрожит, и я перестала массировать её. Джонни посмотрел на меня с благодарностью, отчего наша невидимая связь стала крепче.

– А должна? – спросила я, не поворачиваясь к парню.

– Я был подростком, ты не узнаёшь меня, наверное, – с горечью в голосе сказал он. Былого тепла как ни бывало из-за лезвия по сердцу. Ощущение того, что мне знакомы эти изумрудные глаза, не покидало меня, и интуиция в очередной раз не подвела. – Я Кай Райтон, мы встречались на съёмочной площадке фильма «Рельсы судьбы», я помогал своему отцу.

Это было почти десять лет назад, то есть моя память уже не должна хранить подобные воспоминания, но они обрушились на меня тяжёлой стеной. Тот мальчик, который постоянно пытался заговорить со мной. Мальчик, который никогда не оставлял меня наедине с навязчивым партнёром по фильму – Винсентом. Мальчик, который смотрел на меня влюблённым взглядом. Этот мальчик сидит передо мной в образе мужчины, красивого и крепкого. Его тело изменилось, но взгляд остался прежним.

– Сколько тебе лет? – Это единственный вопрос, который волнует меня на данный момент. Я готова стать желе, чтобы просочиться сквозь щели и выбраться отсюда незамеченной.

– Двадцать пять. В последний раз мы виделись девять лет и десять месяцев назад, в последний съёмочный день фильма. – Кай конкретизировал дату, как будто хотел показать, что считал не только месяцы, но и дни, и может спокойно их назвать.

Почти десять лет. Для парня этот срок имеет гораздо больше значения, чем для меня. Съёмки фильма закончились как будто вчера. После премьеры я переехала из Анджелеса в Коннект, чтобы начать новую жизнь. Не думала, что кто-нибудь, не считая репортёров, напомнит мне о прошлом, что кто-то вообще вспомнит о нём. Меня пугает, что этот зеленоглазый мальчик знает обо мне больше, чем положено. Ещё вчера он дал понять, что знает меня, но я не думала, что настолько близко. Как я сразу не догадалась, что видела его прежде? Как могла не узнать этот голос, который почти не изменился, и преданный взгляд? Я слишком увлечена тем, что не замечаю никого вокруг. Если бы я сразу поняла, кто этот парень, возможно, сразу уехала бы из Миража. Так что мне мешает сделать это прямо сейчас? Любопытство, за которое я осудила блондинку, работающую на почте.

– Почему ты сразу не представился? – спросила я требовательным тоном. Джонни воспринял это на свой счёт и отвернулся от меня. Я хотела почесать его за ушком, но машина резко остановилась. Мы подъехали к моему дому.

– Тебе это было, мягко говоря, неинтересно, – ответил Кай, – а сейчас у меня появилась такая возможность, хотя ты и не спрашивала.

– Точно, – согласилась я.

Резкий ответ ничуть не удивил парня. Иногда мне кажется, что люди воспринимают мою грубость как должное. Я годами училась быть такой, как бы этому ни противостояла.

– Я помогу донести твои пакеты, – сказал Кай, открывая мне дверь и подавая руку.

Я, погруженная в свои мысли, не заметила, когда парень вышел из машины. Откуда такие манеры? Он или хорошо воспитан, или хорошо притворяется.

– Ты уже помог, – ответила я и вышла, не приняв его руку.

Парень не растерялся. Достал из багажника мои покупки, поставил их возле ворот и снова предложил помочь. Мне кажется, если бы ворота были открыты, он бы не спросил моего позволения и молча бы отнёс пакеты к порогу дома. Может, мне только так кажется. Мужчины умеют быть примерными для видимости. Строят из себя джентльменов, а потом показывают свою дьявольскую сущность. Пора бы мне усвоить этот урок и убрать с глаз пелену.

– Ты точно в порядке? – поинтересовался он, нарушив неловкую тишину, нависшую над нами. Я открыла ключом ворота, взяла пакеты и мысленно надела маску пренебрежения.

– Да, спасибо.

– Рад был помочь, увидимся, – сказал парень и сел в машину.

Я, не попрощавшись, закрыла за собой ворота. Пусть думает, что последнее слово осталось за ним.

К моей радости, дома никого не оказалось, кроме Касси. В гордом одиночестве я перекатила холодильник из гостиной на кухню и загрузила его своими продуктами. Маленькие колёсики на дне холодильника (производители стали сообразительней) позволили сделать это без труда. Кухня просторная, здесь хватило бы места ещё для нескольких холодильников, к тому же мне не придётся лишний раз появляться в гостиной.

Яблоки испортились, когда сумки упали на асфальт, но Кай почему-то не выбросил их. Я обрезала лишнее и сделала сок. Раз я имею право на бытовую технику в доме, почему бы им не воспользоваться. Из купленных овощей и мяса приготовила борщ. Этой кастрюли хватит мне на неделю. Сварила гречневую кашу и сделала из фарша котлеты. Касси прибежала на запах и первая попробовала мою стряпню. Снэки и сладости я убрала в отдельный шкафчик и разложила гигиенические принадлежности в ванной комнате на втором этаже. Кое-какие вещи я купить забыла, но, думаю, это не проблема. Я могу приобрести их в местном магазине.

Остаток вечера я провела в своей спальне, лёжа на кровати. Касси спала у меня на груди. Не зря говорят, что кошки чувствуют твою боль. Касси почувствовала, как болит моё сердце. Не знаю, что послужило причиной, и выпитая таблетка не помогла.

Мне нравится, что Кай так добр к своей собаке. Он позволил Джонни лежать в дорогой машине, не поленился отвезти его к ветеринару… Это говорит о его великодушии, но мне не нравится, что Кай был добр и ко мне, потому что я не в силах ответить ему тем же. Никогда. И не только ему.

Кай. Я запомнила его имя. Зачем он представился мне? Почему помог? С этими мыслями и мурлыканием под ухом я заснула.

Глава 10. Горькая правда.

Я ненавижу спать. Сон отнимает много времени.

Я ненавижу время, потому что мне некому его посвящать.

Заголовки местных газет гласили: «Брендон Хайд пытался избавиться от своих дорогостоящих искусственных глаз. Этот поступок он объяснил тем, что не хочет видеть мир без неё! Кто же та таинственная незнакомка, из-за которой программист из Коннекта чуть не лишился зрения?».

Я покупала эти злосчастные газеты с изображением Брендона в полный рост и рвала их на мелкие кусочки, потому что статья разрывала мне сердце. Фотографию я оставляла себе. В ящике у меня организовалась целая стопка вырезок. Я выбросила их все перед отъездом в Мираж, кроме одной, которую забрала с собой…

– Ева, вернись! Я не хочу видеть мир без тебя, – пытался сказать мне Брендон своим отчаянным поступком, но я не вернулась.

Я в его машине. Его печальное лицо вперемешку со злостью и обидой смотрит на меня украдкой в зеркало заднего вида. Та песня, которую он поставил на повтор, чтобы задеть мои чувства, была нашей любимой. Мы всегда слушали её, когда проводили время вместе. Брендон знал, что я не притворяюсь, что я действительно не узнала его. Он верил в мои рассказы, что я не старею, а если и сомневался, то убедился в этом, когда увидел меня. Я никогда не изменюсь, никогда не увижу Брендона снова. Никогда. Никогда…


9030089908597782.html
9030157944712302.html
    PR.RU™